Амосовская печь – Аммосовская печь – это… Что такое Аммосовская печь?

Содержание

Аммосовская печь - это... Что такое Аммосовская печь?

Чертёж калорифера системы Аммосова

Аммо́совская печь — пневматическая печь, первый в мире прообраз современных канальных нагревателей, названный так в честь своего создателя - российского военного инженера Николая Алексеевича Аммосова[1].

Описание устройства

Н. А. Аммосов так описывает конструкцию:

Пневматическая печь состоит из воздухонагревательной камеры, горнила и топки. Камера... ограждена со всех сторон кирпичными стенами и покрыта кирпичным сводом. За одной из поперечных стен приделано к ней горнило, в котором производится топка... Дым от горнила идёт прежде в разных изломанных направлениях, по кирпичному борову, проведённому вдоль камеры, а потом по значительному охлаждению ныряет вниз и вступает в чугунные приёмники нагревательного прибора. В этом приборе, состоящем из чугунных и железных труб, продолжает дым извороты свои, пробегая около 100 футов, и потом уже вступает в дымовую трубу здания... Из-под свода камеры разведены духовые (жаровые) каналы в стене здания для передачи в покои гретого воздуха. Внизу, близ пола, - другие каналы, доставляющие в камеру непрерывно свежий внешний воздух. Они устроены так, чтобы этот воздух, протекая быстро в камеру, устремлялся на первые чугунные приёмники, обдувая их беспрестанно... Всё устроено таким образом, чтобы металлические приборы никакой сильной и долговременной топкой перегреть было невозможно. Одна пневматическая печь может нагревать от 100 до 600 куб. саженей вместимости, заменяя собой от 5 до 30 голландских печей

Система представляла собой совокупность как дымовых (дымоудаление), жаровых (отопление помещений нагретым воздухом) каналов, так и вентиляционных, для подачи свежего воздуха в помещения. Внутренняя поверхность каналов оштукатуривалась. Для раздачи нагретого воздуха в помещении на выходных отверстиях устанавливались душники. Конструктивно каналы выполнены из листового металла покрытого войлоком и снаружи покрыты досками.

История и география распространения

Аммосовская печь была впервые опробована в 1835 году, в столице Российской империи городе Санкт-Петербурге, где отапливала огромные залы Императорской Академии художеств. Одно подобное устройство заменяло около тридцати использовавшихся в XIX веке «змеевиков» - предтечей радиаторов отопления (первая «аммосовская печь» по сей день хранится в подвалах здания). После того, как аммосовская печь была запущена в Зимнем дворце, эффективность устройства произвело такое впечатление на императорскую семью, что российский монарх Николай I пожаловал генералу Аммосову золотую медаль

[2] и две тысячи десятин земли (2185 гектаров). Всего, только в Зимнем дворце, были установлены 84 аммосовских печи (55 больших и 29 малых). Ещё две пневмопечи располагались в Большом Эрмитаже под Рафаэлевыми ложами и ещё две малые печи находились в Придворном манеже Малого Эрмитажа.

На пике своей популярности, аммосовские печи обогревали около сотни крупнейших зданий столицы.

Достоинства и недостатки

Имея достоинствами огромный (по меркам XIX века) коэффициент полезного действия и простоту монтажа, аммосовская печь имела и ряд недостатков. Во-первых печь Аммосова издавала большой шум в виде гула; во-вторых во время грозы, от печи доносился сильный треск; в третьих пневматические трубы, по которым шёл горячий воздух, разогревались слишком сильно. Если с первыми двумя недостатками ещё можно было мириться, то последнее наносило ущерб внутреннему убранству (особенно сильный урон был нанесён росписным стенам и картинам хранящимся в Эрмитаже). Поэтому, со временем, огневоздушное отопление уступило место водяному и паровому отоплению. Одним из последних «сдался» Зимний дворец, где аммосовские печи были демонтированы в 1912 году

[3].

Примечания

dic.academic.ru

Аммосовская печь — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Аммо́совская печь — пневматическая печь, первый в мире прообраз современных канальных нагревателей, названный так в честь своего создателя — российского военного инженера Николая Алексеевича Аммосова[1].

Описание устройства

Н. А. Аммосов так описывает конструкцию:

Пневматическая печь состоит из воздухонагревательной камеры, горнила и топки. Камера... ограждена со всех сторон кирпичными стенами и покрыта кирпичным сводом. За одной из поперечных стен приделано к ней горнило, в котором производится топка... Дым от горнила идёт прежде в разных изломанных направлениях, по кирпичному борову, проведённому вдоль камеры, а потом по значительному охлаждению ныряет вниз и вступает в чугунные приёмники нагревательного прибора. В этом приборе, состоящем из чугунных и железных труб, продолжает дым извороты свои, пробегая около 100 футов, и потом уже вступает в дымовую трубу здания... Из-под свода камеры разведены духовые (
жаровые
) каналы в стене здания для передачи в покои гретого воздуха. Внизу, близ пола, — другие каналы, доставляющие в камеру непрерывно свежий внешний воздух. Они устроены так, чтобы этот воздух, протекая быстро в камеру, устремлялся на первые чугунные приёмники, обдувая их беспрестанно... Всё устроено таким образом, чтобы металлические приборы никакой сильной и долговременной топкой перегреть было невозможно. Одна пневматическая печь может нагревать от 100 до 600 куб. саженей вместимости, заменяя собой от 5 до 30 голландских печей

Система представляла собой совокупность как дымовых (дымоудаление), жаровых (отопление помещений нагретым воздухом) каналов, так и вентиляционных, для подачи свежего воздуха в помещения. Внутренняя поверхность каналов оштукатуривалась. Для раздачи нагретого воздуха в помещении на выходных отверстиях устанавливались

душники. Конструктивно каналы выполнены из листового металла покрытого войлоком и снаружи покрыты досками.

История и география распространения

Аммосовская печь была впервые опробована в 1835 году, в столице Российской империи городе Санкт-Петербурге, где отапливала огромные залы Императорской Академии художеств. Одно подобное устройство заменяло около тридцати использовавшихся в XIX веке «змеевиков» — предтечей радиаторов отопления (первая «аммосовская печь» по сей день хранится в подвалах здания). После того, как аммосовская печь была запущена в Зимнем дворце, эффективность устройства произвела такое впечатление на императорскую семью, что российский монарх Николай I пожаловал генералу Аммосову золотую медаль[2] и две тысячи десятин земли (2185 гектаров). Всего, только в Зимнем дворце, были установлены 84 аммосовских печи (55 больших и 29 малых). Ещё две пневмопечи располагались в Большом Эрмитаже под Рафаэлевыми ложами и ещё две малые печи находились в Придворном манеже Малого Эрмитажа.

На пике своей популярности, аммосовские печи обогревали около сотни крупнейших зданий столицы.

  • Аммосовская печь. Топка.JPG

    Малый Эрмитаж. Топка и вход в воздушную камеру

  • Аммосовская печь Малого Эрмитажа.JPG

    Воздушная камера

Достоинства и недостатки

Имея достоинствами огромный (по меркам XIX века) коэффициент полезного действия и простоту монтажа, аммосовская печь имела и ряд недостатков:

  • во-первых, печь Аммосова издавала большой шум в виде гула;
  • во-вторых, во время грозы, от печи доносился сильный треск;
  • в третьих, пневматические трубы, по которым шёл горячий воздух, разогревались слишком сильно.

Если с первыми двумя недостатками ещё можно было мириться, то последнее наносило ущерб внутреннему убранству (особенно сильный урон был нанесён расписным стенам и картинам, хранящимся в Эрмитаже). Поэтому, со временем, огневоздушное отопление уступило место водяному и паровому отоплению. Одним из последних «сдался» Зимний дворец, где аммосовские печи были демонтированы в 1912 году[3].

См. также

Напишите отзыв о статье "Аммосовская печь"

Примечания

Отрывок, характеризующий Аммосовская печь


Ростов перед открытием кампании получил письмо от родителей, в котором, кратко извещая его о болезни Наташи и о разрыве с князем Андреем (разрыв этот объясняли ему отказом Наташи), они опять просили его выйти в отставку и приехать домой. Николай, получив это письмо, и не попытался проситься в отпуск или отставку, а написал родителям, что очень жалеет о болезни и разрыве Наташи с ее женихом и что он сделает все возможное для того, чтобы исполнить их желание. Соне он писал отдельно.
«Обожаемый друг души моей, – писал он. – Ничто, кроме чести, не могло бы удержать меня от возвращения в деревню. Но теперь, перед открытием кампании, я бы счел себя бесчестным не только перед всеми товарищами, но и перед самим собою, ежели бы я предпочел свое счастие своему долгу и любви к отечеству. Но это последняя разлука. Верь, что тотчас после войны, ежели я буду жив и все любим тобою, я брошу все и прилечу к тебе, чтобы прижать тебя уже навсегда к моей пламенной груди».
Действительно, только открытие кампании задержало Ростова и помешало ему приехать – как он обещал – и жениться на Соне. Отрадненская осень с охотой и зима со святками и с любовью Сони открыли ему перспективу тихих дворянских радостей и спокойствия, которых он не знал прежде и которые теперь манили его к себе. «Славная жена, дети, добрая стая гончих, лихие десять – двенадцать свор борзых, хозяйство, соседи, служба по выборам! – думал он. Но теперь была кампания, и надо было оставаться в полку. А так как это надо было, то Николай Ростов, по своему характеру, был доволен и той жизнью, которую он вел в полку, и сумел сделать себе эту жизнь приятною.
Приехав из отпуска, радостно встреченный товарищами, Николай был посылал за ремонтом и из Малороссии привел отличных лошадей, которые радовали его и заслужили ему похвалы от начальства. В отсутствие его он был произведен в ротмистры, и когда полк был поставлен на военное положение с увеличенным комплектом, он опять получил свой прежний эскадрон.
Началась кампания, полк был двинут в Польшу, выдавалось двойное жалованье, прибыли новые офицеры, новые люди, лошади; и, главное, распространилось то возбужденно веселое настроение, которое сопутствует началу войны; и Ростов, сознавая свое выгодное положение в полку, весь предался удовольствиям и интересам военной службы, хотя и знал, что рано или поздно придется их покинуть.
Войска отступали от Вильны по разным сложным государственным, политическим и тактическим причинам. Каждый шаг отступления сопровождался сложной игрой интересов, умозаключений и страстей в главном штабе. Для гусар же Павлоградского полка весь этот отступательный поход, в лучшую пору лета, с достаточным продовольствием, был самым простым и веселым делом. Унывать, беспокоиться и интриговать могли в главной квартире, а в глубокой армии и не спрашивали себя, куда, зачем идут. Если жалели, что отступают, то только потому, что надо было выходить из обжитой квартиры, от хорошенькой панны. Ежели и приходило кому нибудь в голову, что дела плохи, то, как следует хорошему военному человеку, тот, кому это приходило в голову, старался быть весел и не думать об общем ходе дел, а думать о своем ближайшем деле. Сначала весело стояли подле Вильны, заводя знакомства с польскими помещиками и ожидая и отбывая смотры государя и других высших командиров. Потом пришел приказ отступить к Свенцянам и истреблять провиант, который нельзя было увезти. Свенцяны памятны были гусарам только потому, что это был пьяный лагерь, как прозвала вся армия стоянку у Свенцян, и потому, что в Свенцянах много было жалоб на войска за то, что они, воспользовавшись приказанием отбирать провиант, в числе провианта забирали и лошадей, и экипажи, и ковры у польских панов. Ростов помнил Свенцяны потому, что он в первый день вступления в это местечко сменил вахмистра и не мог справиться с перепившимися всеми людьми эскадрона, которые без его ведома увезли пять бочек старого пива. От Свенцян отступали дальше и дальше до Дриссы, и опять отступили от Дриссы, уже приближаясь к русским границам.
13 го июля павлоградцам в первый раз пришлось быть в серьезном деле.
12 го июля в ночь, накануне дела, была сильная буря с дождем и грозой. Лето 1812 года вообще было замечательно бурями.
Павлоградские два эскадрона стояли биваками, среди выбитого дотла скотом и лошадьми, уже выколосившегося ржаного поля. Дождь лил ливмя, и Ростов с покровительствуемым им молодым офицером Ильиным сидел под огороженным на скорую руку шалашиком. Офицер их полка, с длинными усами, продолжавшимися от щек, ездивший в штаб и застигнутый дождем, зашел к Ростову.

wiki-org.ru

Амосовские печи Эрмитажа: экскурсия - Fireplaces&Stoves

Государственный Эрмитаж славен не только художественными галереями и царскими апартаментами. Открытая экспозиция включает лишь малую часть тех сокровищ, которые хранятся в стенах знаменитого музея. В конце сентября 2013 года для членов Гильдии печников Санкт-Петербурга была проведена уникальная экскурсия в подвалы Эрмитажа, посвящённая системам отопления и вентиляции музейно-дворцового комплекса. Экскурсоводом по подземным лабиринтам Зимнего дворца выступил ведущий инженер, научный сотрудник отдела истории и реставрации памятников архитектуры Государственного Эрмитажа Сергей Анатольевич МАЦЕНКОВ.

Материал предоставлен пресс-службой компании «Паллада».
Фотографии Миркиса С. М.

Подвалы Эрмитажа наглядно иллюстрируют развитие отопительного дела в России. Особый интерес и историческую ценность представляют сохранившиеся элементы знаменитой «русской системы отопления» — амосовские печи, революционное изобретение XIX-го века. Уникальная возможность увидеть их вживую в подвалах Зимнего дворца, закрытых для посетителей, представилась петербургским печникам благодаря энтузиазму бессменного председателя Гильдии и талантливого организатора Виктора ПЧЁЛКИНА. В экскурсии приняли участие и сотрудники петербургской строительно-реставрационной компании «Паллада».

Фасад Зимнего дворца

Амосовские печи относятся к системе пневматического огневоздушного отопления. Они состоят из двух частей: топки и воздушной камеры. В печь попадал уличный воздух, нагревался и по специальным жаровым каналам, проложенным в стенах, поднимался в помещения дворца и обогревал их. По данным исследователей, одна такая печь по своей мощности могла заменить три десятка каминов!
Первые амосовские печи появились в Эрмитаже в 1838 году после страшного пожара, случившегося годом ранее: Зимний дворец сгорел дотла, пламя не пощадило ничего, оставив голые стены.  При восстановлении здания было решено использовать материалы и специальные устройства, которые бы препятствовали распространению огня. Ранее дворец отапливался печами голландского типа, которые размещались в большом количестве на каждом этаже. Помимо высокой пожароопасности, у этой системы были и другие недостатки: по залам всё время ходили истопники и дровоносы, что едва ли радовало царственных особ и их знатных гостей. Необходима была новая, более централизованная отопительная система.
Прогрессивным нововведением стала система огневоздушного печного отопления, изобретённая генералом Николаем Алексеевичем АМОСОВЫМ в 1835 году. Он усовершенствовал разработку талантливого архитектора и учёного Николая Александровича ЛЬВОВА, который в конце XVIII-го века сформулировал основные принципы пневматического отопления. После внедрения амосовской системы в Зимнем дворце технология быстро распространилась — сначала в России, а затем и в Европе, где получила название «русская система отопления».

Печники изучают чертёж печи

К сожалению, амосовская печь тоже не отличалась высокой надёжностью: к поверхности труб пригорала пыль, сочленения отдельных элементов были неплотными, и потому в залы дворца нередко попадали копоть и сажа, ощущался неприятный запах гари. Интересен ещё и тот факт, что жаровые трубы, использовавшиеся для отопления Зимнего дворца, — железные, тогда как в амосовских печах следовало применять кирпичные. В этом заключается основной недостаток отопительной системы Эрмитажа: печи с жестяными трубами отапливали здание только при постоянно горящих в них дровах. Из-за этого необходимо было всё время поддерживать высокую температуру в топке и воздух в залах пересушивался, что плохо влияло на произведения искусства. Стала очевидна  необходимость увлажнения воздуха в залах дворца. Так в 1912-1914 годах в Эрмитаже появились первые  музейные кондиционеры.
Всего на территории Государственного Эрмитажа располагалось 88 амосовских печей. Но сохранились фрагменты лишь трёх из них: двух в подвалах Зимнего Дворца и одной под Малым Эрмитажем. Помимо этого, в зданиях музейно-дворцового комплекса было много других отопительных приборов: каминов, русских печей, кухонных очагов. Сейчас они — лишь архитектурное украшение залов и уже не эксплуатируются. А вот амосовские печи, даже в полуразрушенном состоянии, до сих пор частично используются. В 30-40-х годах XX века, когда амосовскую технологию реконструировали для современной системы отопления, стали использовать уже существующие жаровые каналы. Сейчас эти каналы соединены с теплоцентром и служат для обогрева и вентиляции всех экспозиционных помещений Эрмитажа. Сегодня, как и 175 лет назад, принцип отопления одного из крупнейших музеев мира остаётся прежним — воздушным. Только оборудование новое: в вентиляционной камере от горячей городской воды греется, специальным образом фильтруется и увлажняется воздух, который потом подаётся в залы. Наработки прежних поколений по-прежнему защищают дворец от морозов и создают комфортные климатические условия для людей и музейных экспонатов.

Фасад печи
То, что осталось от старинных воздуховодов
 

www.fireplaces-and-stoves.ru

Печники ст. Константиновской и аммосовское отопление

Аммосов Николай Алексеевич, родился в 1787 (1791) году, а умер 4 февраля 1868 года в Санкт-Петербурге. Николай Алексеевич русский инженер и изобретатель, генерал-майор артиллерии Вооруженных сил Российской империи, Кавалер ордена Святого Георгия. Н.А. Аммосов принимал участие в Русско-турецкой войне (1806-1812) и в антинаполеоновских кампаниях 1812-1815 гг. В 1834 году, после почти тридцатилетней службы отечеству, Аммосов Н.А. был произведён в генерал-майоры артиллерии.

Однако настоящую славу ему принесла не карьера военного, а его изобретение, которое, получило название по имени создателя «Аммосовская печь». Это отопительный прибор, после его установки в Зимнем дворце, произвел такое впечатление на императорскую семью, что российский монарх Николай I Павлович пожаловал Аммосову две тысячи десятин земли (2185 гектаров) и наградил золотой медалью. На пике своей востребованности, аммосовские печи обогревали около сотни крупнейших зданий в столице Российской империи городе Санкт-Петербурге.

Фото: Аммосовская печь. Топка и вход в воздушную камеру, Малый Эрмитаж.Фото:  Воздушная камера, Аммосовская печь. Малого Эрмитажа.

Чехов А.П. в своем рассказе «Коттедж с мансардой» описал отопление в старом барском доме "что-то гудело в старых аммосовских печах, а во время грозы весь дом дрожал и, казалось, трескался на части...". Трубы, по которым подавался горячий воздух, очень сильно нагревались. Последнее наносило ущерб картинам и расписным стенам усадеб. Аммосовское отопление во времена Чехова уже уступило место водяному и паровому отоплению, и поэтому наличие таких печей в имении Белокурова- ретроградство. Одним из последних в России водяному отоплению сдался Зимний дворец, где аммосовские печи были демонтированы в 1912 году.

Аммосовское отопление в окружной станице Константиновской I Донского округа применялось в здание Константиновского реального училища (1908 г.), жилом доме купцов Торгового дома Сивяковых (1912), гимназии Клавдии Порфирьевны Панченко (1910), женском 4-х классное училище (1896), жилом доме и кинематографе купца Федора Степановича Рубцова (1912 г.). В магазинах купцов Плотникова Ивана Виссарионовича, Бугрова Александра Яковлевича и Сивякова Николая Ивановича.

В жилых домах, по улицам Биржевой, Базарной, Центральной, Михаило-Архангельской, Соборной, Баклановской и в здание полиции, построенное на средства купца Радухина Ивана Семеновича, применяли для отопления — голландские печи. Принцип голландской печи прост — искусственно удлиненные каналы прохождения дыма служат для нагрева газами тела печи. Пример углового дома по ул. Красноармейской-25 Октября напротив дома купца Рубцова Федора Степановича.

Голландку можно вытянуть на 2-3 этажа и это не ухудшит её теплотехнических качеств. Быстро разогревается при небольшой закладке дров. Печники объясняют это тем, что соотношение объёма дымовых каналов к объёму закладки достаточно велик. Большая теплоемкость и медленное остывание (во многом , благодаря изразцовой рубашке) делает её незаменимой в домах в качестве альтернативного источника тепла. Средняя печь обогревает пространство площадью в пределах 60 кв.м. Изразцовая голландка — очень эстетична. Оформленная в любом стиле, облицованная изразцами, она становится центром помещения, его главным акцентом. Пример, изразцовые печи в Константиновской типографии:

ФОТО: Изразцовая голландка, Константиновская типография, 27.08.18 год. Памятник архитектуры.​​​​​

Изразцовые печи в типографии стоят почти во всех комнатах. Часть печей носит на себе отметины Великой Отечественной войны — прошиты немецкими пулеметными очередями.

Печники ст. Константиновской

Топочных котлов, которые стояли в двух просторных комнатах в подвале типографии, на сегодня уже нет. Вход в подвальное помещение со двора.

Печники ст. Константиновской.

Стать хорошим ремесленником, в том числе печником, необходимо знание теории и практический опыт, а также и опыт предыдущих поколений, который передается через родственные связи или наставничество.

Когда-то в телепередаче «Что, Где, Когда?» знатокам, был задан вопрос об артели печников Дмитрия Емельяновича Гнусина из Белгородской области, которая обслуживала печное хозяйство Кремля, ведало отоплением московских театров и гостиниц. В детстве Дмитрий из — под палки учился мастерству печника, но вскоре превзошел всех в артели и стал её руководителем. Ответ был в том, что Дмитрию Емельяновичу сначала поручили разбирать печи, где он узнавал секреты предыдущих печников, а советы старших товарищей позволили ему стать самородком среди печников своего времени.

Печников в ст. Константиновской для строительства голландских печей, а впоследствии и аммосовских печей не было. Мастеровые прибывали в ст. Константиновскую на сезон из центральной России. Пример, описание артели на пароходе, которая едет строить кинематограф в ст. Константиновскую.

Александров Лазарь был крепостным с Рязанской губернии. После отмены крепостного права с семьей нашел своё счастье в окружной станице Константиновской, I Донского округа, Области Войска Донского. Дед был хороший каменщик, он выложил много домов в станице. Его сын Петр Лазаревич Александров был знаменитый печник в дореволюционной станице. Его нанимали делать печи со сложными дымоходами, а когда он умер хозяева, так и не могли разобраться с ходами.

Печник Кузнецов Владимир Владимирович, 1947 г. рождения: «Отапливало не печка, а целое устройство из труб, где создавался теплый воздух, и подавало его подогретый в классы по системе каналов в стенах. Воздух теплый подавали из открытых решеток в классы. Устройства нагревателя я не знаю, работу аммосовской системы я видел только в подвале старого педучилища. Я был мальчишкой, и когда спускался в подвал, видел, что стояло какое-то устройство. Для мальчишек было в диковинку, так как не было в классах печек, что можно отапливать и без печек. Нам объясняли, что устройство нагнетает и по классам разгоняет теплый воздух. Я слышал об аммосовской системе от старого печника Крайнова, который проживал по ул.Комарова, он из старой династии печников, они еще были в курсе, ремонтировали и устраняли завалы в ходах, знали аммосовскую систему, а я нет.

Но ведь не обязательно прокладывать трубы с дырочками по стенам, хватило бы и просто ходов для прохода теплого воздуха? Не обязательно, но трубы я своими глазами видел в подвале старого педучилища. К классах старинные решетки сдвигались: под потолком и внизу у пола. В классах было тепло. Труб в стенах для прохода теплого воздуха я не видел, только каналы и всё.

Аммосовское отопление в зданиях реального училища, старого педучилища, так как я когда разговаривал с Крайновым, Ереминым, Гайдановым Петром Афанасьевичем — старыми печниками, называли только как аммосовская система.

Постарайтесь найти Филимонова Анатолия, печника, он старше меня, лет на 10. Он бы Вам многое рассказал бы о аммосовской системе».

ФОТО: Печник Виктор Семенович Мирошниченко, 24.08.18 г.

Виктор Семенович Мирошниченко, 1936 года рождения, печник так рассказывает о своей профессии и коллегах печниках: " После работы каменщиком, я в ВДПО отработал 7 лет печником. Аммосовское отопление было в здании бывшего реального училища. Старое здание бывшего педучилища отапливалось в 50-60 годах прошлого века уже обычными обогревательными печами. Печи были на два класса, топили углем, затем перешли на водяное отопление и в подвале поставили котлы в 70-х годах. Дом пионеров при мне отапливался уже котлом. Привлекали меня как печника для ремонта печи для детского клуба «Бригантина», дом водников, угол Красноармейской и 25 Октября. Клуб располагался в подвальном помещении, там же стояла печь, но тяги не было. Попросили хозяйку квартиры над клубом, впустить печника, чтобы найти причину. Хозяйка впустила печника, хотя недавно сделала ремонт, но перспектива пользоваться теплом взяла верх. Я выбил два кирпича, засунул руку и резко выхватил оттуда кирпич, два кирпича рухнули вниз. Зажёг газету и продемонстрировал отличную тягу. Хозяйка сказала, что сама уберет мусор за нами. В подвале достали два кирпича и печка весело загудела. Стало тепло не только в клубе, но и в квартире, где теплый воздух поднимался по стенам.

Ещё запомнился случай из практики. В старинном угловом доме по ул. Карташова — ул. 9 Января по нечетной стороне (три дома генерала Быкадорова, построенных дочерям) как затопят печь в низах, а наверху дым, угарный газ не дают дышать. Пробил ход, а тяга слабая. Вскрыл, где дымоход, а там кирпичи уже обвалились в самой разделки. Разделка потолочная — это под самым потолком труба становится шире, шире. Виктор Семенович, как глянул, а там уже балка засмолилась. Ещё бы не много и весь дом бы вспыхнул.

Печник Гайданов Петр Афанасьевич был среднего роста, полный. Жил по Коммунистической улице.

Был знаменитый на весь район печник Лебедев Илья Моисеевич, среднего роста, полненький. Жил рядом с редакцией. Ходил всегда в кирзовых сапогах и фуфайке.

Работал печником Свирякин Михаил, среднего роста, крепко сбитый. Мама его Константиновская, жил по ул. 9 Января, закончил семинарию в Сибири, стал в ВДПО печником.

По понедельникам после планерки печники ВДПО с подсобниками разъезжались по району, на неделю согласно заявок — ст. Николаевская, хутора... Один печник оставался на город, выходные проводили в семьях.

Печник Крайнов, был высоким и худощавым. Многим выложил он печи, но когда в комнату входил хозяин, то печник всегда прекращал свою работу. Не хотел, чтобы посторонние видели секреты его кладки. В те годы профессия печник была почетной и доходной.

Печник Дубровский.

Печник Соловьев Николай, офицер, участник Великой Отечественной войны.

Печник Проскурин Владимир, среднего роста, худощавый, жил по ул. Комарова.

Это были в основном все Константиновские печники послевоенного времени и дожившие до нашего времени.

Пошло водяное отопление, котлы топились углем, потом перешли на газ. Но это уже не печники, они делают не печи, а только дымоходы газовые.

 

Качура Е., краевед.

г. Константиновск.

xn--80aafiadb0b7ajp.xn--p1ai

Аммосовская печь — Википедия (с комментариями)

Ты - не раб!
Закрытый образовательный курс для детей элиты: "Истинное обустройство мира".
http://noslave.org

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Аммо́совская печь — пневматическая печь, первый в мире прообраз современных канальных нагревателей, названный так в честь своего создателя — российского военного инженера Николая Алексеевича Аммосова[1].

Описание устройства

Н. А. Аммосов так описывает конструкцию:

Пневматическая печь состоит из воздухонагревательной камеры, горнила и топки. Камера... ограждена со всех сторон кирпичными стенами и покрыта кирпичным сводом. За одной из поперечных стен приделано к ней горнило, в котором производится топка... Дым от горнила идёт прежде в разных изломанных направлениях, по кирпичному борову, проведённому вдоль камеры, а потом по значительному охлаждению ныряет вниз и вступает в чугунные приёмники нагревательного прибора. В этом приборе, состоящем из чугунных и железных труб, продолжает дым извороты свои, пробегая около 100 футов, и потом уже вступает в дымовую трубу здания... Из-под свода камеры разведены духовые (жаровые) каналы в стене здания для передачи в покои гретого воздуха. Внизу, близ пола, — другие каналы, доставляющие в камеру непрерывно свежий внешний воздух. Они устроены так, чтобы этот воздух, протекая быстро в камеру, устремлялся на первые чугунные приёмники, обдувая их беспрестанно... Всё устроено таким образом, чтобы металлические приборы никакой сильной и долговременной топкой перегреть было невозможно. Одна пневматическая печь может нагревать от 100 до 600 куб. саженей вместимости, заменяя собой от 5 до 30 голландских печей

Система представляла собой совокупность как дымовых (дымоудаление), жаровых (отопление помещений нагретым воздухом) каналов, так и вентиляционных, для подачи свежего воздуха в помещения. Внутренняя поверхность каналов оштукатуривалась. Для раздачи нагретого воздуха в помещении на выходных отверстиях устанавливались душники. Конструктивно каналы выполнены из листового металла покрытого войлоком и снаружи покрыты досками.

История и география распространения

Аммосовская печь была впервые опробована в 1835 году, в столице Российской империи городе Санкт-Петербурге, где отапливала огромные залы Императорской Академии художеств. Одно подобное устройство заменяло около тридцати использовавшихся в XIX веке «змеевиков» — предтечей радиаторов отопления (первая «аммосовская печь» по сей день хранится в подвалах здания). После того, как аммосовская печь была запущена в Зимнем дворце, эффективность устройства произвела такое впечатление на императорскую семью, что российский монарх Николай I пожаловал генералу Аммосову золотую медаль[2] и две тысячи десятин земли (2185 гектаров). Всего, только в Зимнем дворце, были установлены 84 аммосовских печи (55 больших и 29 малых). Ещё две пневмопечи располагались в Большом Эрмитаже под Рафаэлевыми ложами и ещё две малые печи находились в Придворном манеже Малого Эрмитажа.

На пике своей популярности, аммосовские печи обогревали около сотни крупнейших зданий столицы.

  • Аммосовская печь. Топка.JPG

    Малый Эрмитаж. Топка и вход в воздушную камеру

  • Аммосовская печь Малого Эрмитажа.JPG

    Воздушная камера

Достоинства и недостатки

Имея достоинствами огромный (по меркам XIX века) коэффициент полезного действия и простоту монтажа, аммосовская печь имела и ряд недостатков:

  • во-первых, печь Аммосова издавала большой шум в виде гула;
  • во-вторых, во время грозы, от печи доносился сильный треск;
  • в третьих, пневматические трубы, по которым шёл горячий воздух, разогревались слишком сильно.

Если с первыми двумя недостатками ещё можно было мириться, то последнее наносило ущерб внутреннему убранству (особенно сильный урон был нанесён расписным стенам и картинам, хранящимся в Эрмитаже). Поэтому, со временем, огневоздушное отопление уступило место водяному и паровому отоплению. Одним из последних «сдался» Зимний дворец, где аммосовские печи были демонтированы в 1912 году[3].

См. также

Напишите отзыв о статье "Аммосовская печь"

Примечания

Отрывок, характеризующий Аммосовская печь

Естественно, каждый (даже моя маленькая Анна!) в моей семье умел создавать себе великолепную защиту, и каждый делал это по-своему, чтобы она была индивидуальной, на случай если случится беда. Но какой бы сложной защита не получалась, я прекрасно знала, что в любой момент могу «пройти насквозь» через защиту любого из знакомых мне ведунов, если бы в этом вдруг возникла срочная необходимость, включая также защиту моего отца, который знал и умел намного больше меня. Но с Караффой это не работало... Он владел какой-то чужой, очень сильной и очень изысканной магией, с которой я ни-когда не сталкивалась... Я знала всех Ведунов Европы – он не был одним из них.
Мне, как и всем остальным, было хорошо известно, что он являлся истинным «слугой господа» и верным «сыном церкви», и, по всеобщим понятиям, никоим образом не мог использовать то, что называл «дьявольским проявлением» и то, чем пользовались мы, Ведьмы и Ведуны!.. Что же, в таком случае, это было?!.. Неужели вернейший слуга церкви и великий инквизитор был, на самом деле, чёрным Колдуном?!. Несмотря на то, что это было совершенно и абсолютно невероятным, это было единственным объяснением, которое я могла дать, честно положив руку на сердце. Но как же, в таком случае, он совмещал свои «святые» обязанности с «дьявольским» (как он называл) учением?!. Хотя то, что он творил на Земле, именно и являлось по-настоящему Дьявольским и чёрным...
Очередной раз, мысленно беседуя с отцом, я у него спросила, что он думает по этому поводу?
– Это не он, милая... Это ему просто помогают. Но я не знаю – кто. Такого нет на Земле...
Час от часу не становилось легче!.. Мир и впрямь вставал с ног на голову... Но я дала себе слово всё же постараться каким-то образом узнать, чем же пользовался этот странный «святой отец», параллельно преследуя и сжигая себе подобных?..
Так как, если это являлось правдой и он использовал «учение Дьявола» (как он это называл), то и он сам, Великий Караффа, должен был закончить свою «праведную» жизнь на костре, вместе со всеми, им сжигаемыми, Ведунами и Ведьмами!..
Но я опоздала...
На следующее утро я ждала Караффу, чётко настроенная разузнать, чем же всё-таки пользовался этот удивительный «святой отец». Но Караффа не появился. Он не появлялся и на следующий день, и всю следующую неделю... Я не могла понять, являлось ли это простой передышкой, или он замышлял что-то очень страшное, касающееся кого-то из моей семьи? Но, к моему большому сожалению, как я позже узнала, это было ни то, ни другое... Это было намного опаснее, чем любые его проделки... Очень скоро, по не кончавшемуся звону колоколов и грустному пению на улицах, я поняла – скончался Римский Папа... Это прекрасно объясняло длительное отсутствие моего тюремщика. А ещё на следующий день, немая служанка, чуть ли не пританцовывая от счастья, принесла мне изысканный листок бумаги, на котором сообщалось, что новым Папой, Павлом IV, объявлен Джованни Пьетро Караффа – мой страшнейший и непредсказуемый враг...
Теперь оставалось только ждать...
Через два дня, меня, с завязанными глазами, перевезли в какой-то, потрясающий по своему внутреннему богатству и вызывающей красоте, дворец. Как я узнала позже – личный дворец Караффы. Он появился через неделю, всё такой же подтянутый и опасный, в «сиянии своей неограниченной власти», и протянул мне для поцелуя свою ухоженную руку, с огромным, сверкающим Папским кольцом... Я склонилась перед ним ниже прежнего, так как этого требовало приличие, а также потому, что пока ещё для себя не уяснила, как буду дальше себя с ним вести.
– Как поживаете, мадонна Изидора? Надеюсь, Вас устраивают Ваши покои?
Караффа был предельно светским и довольным, зная, что я нахожусь в его полной власти, и что теперь уже точно никто не сможет ему ни в чём помешать...
– Поздравляю Вас с Вашей победой, Ваше святейшество! – намеренно сделав ударение на слове «святейшество», спокойно сказала я. – Боюсь, с этих пор я являюсь слишком ничтожной фигурой, чтобы заставить Папу беспокоиться... Передадите ли Вы моё дело кому-то другому?
Караффа застыл. Он ненавидел моё спокойствие. Он желал заставить меня боятся...
– Вы правы, мадонна Изидора, возможно Вы перейдёте к моему лучшему помощнику... всё будет зависеть только от вас. Подумали ли Вы над моим вопросом?
– Какие именно книги интересуют Вас, Ваше святейшество? Или Вы хотите найти всё, чтобы уничтожить?

o-ili-v.ru

Аммосовская печь — Machinepedia

Аммосовская печь. Топка

Аммосовская печь — это пневматическая печь, первый в мире прообраз современных канальных нагревателей, названный так в честь своего создателя - российского военного инженера Николая Алексеевича Аммосова.

Описание устройства

Система представляла собой совокупность как жаровых (отопление помещений нагретым воздухом), дымовых (дымоудаление) каналов, так и вентиляционных, для подачи свежего воздуха в помещения. Внутренняя поверхность каналов оштукатуривалась. Для подачи нагретого воздуха в помещения на выходных отверстиях были установлены душники. Конструктивно каналы выполнены из листового металла покрытого войлоком и снаружи покрыты досками.

История и география распространения

В 1935 году аммосовская печь была впервые опробована в Санкт-Петербурге, где отапливала огромные залы Императорской Академии художеств. Одно подобное устройство заменяло около тридцати использовавшихся в XIX веке «змеевиков» - предтечей радиаторов отопления. После того, как аммосовская печь была запущена в Зимнем дворце, ее эффективность произвела настолько большое впечатление на императорскую семью, что Николай I пожаловал генералу Аммосову золотую медаль и две тысячи десятин земли (2185 гектаров). Всего, только в Зимнем дворце, были установлены 84 аммосовских печи (55 больших и 29 малых). Ещё две пневмопечи были расположены в Большом Эрмитаже под Рафаэлевыми ложами и ещё две малые печи установлены в Придворном манеже Малого Эрмитажа.

Достоинства и недостатки

По меркам XIX века аммосовские печи обладали огромным коэффициентом полезного действия, а также их монтаж был простым. Однако, несмотря на свои достоинства, такие печи обладали рядом недостатков. Во-первых печь Аммосова издавала большой шум в виде гула; во-вторых во время грозы, от печи доносился сильный треск; в-третьих слишком сильно разогревались пневматические трубы, по которым шёл горячий воздух, что наносило ущерб внутреннему убранству (особенно сильный урон был нанесён картинам и расписным стенам, в Эрмитаже). Поэтому, со временем, огневоздушное отопление уступило место водяному и паровому отоплению. Одним из последних «сдался» Зимний дворец, где аммосовские печи были демонтированы в 1912 году.

machinepedia.org

история отопления в Российской империи — История России

С наступлением осени большинство жителей нашей страны задаются вопросом, почти таким же вечным, как «Что делать?» После первых прохладных дней мы в едином порыве интересуемся, когда же, наконец, дадут отопление, и спешно достаем обогреватели

За всю историю своего существования отопительные системы в Российском государстве претерпели существенные изменения. И если допетровская Русь обычно ассоциируется с избой, внутри которой стоит традиционная печка, то начиная с восемнадцатого столетия проблема сохранения тепла в больших помещениях (дворцах, государственных учреждениях, доходных домах) стала требовать новых решений.

Изразцовые печи Екатерининского дворца

Источник: https://pinterest.ru


Петровские инновации

Основным источником тепла долгое время по-прежнему оставались печи, изготовленные в различных вариантах. В XV–XVIII веках они могли быть глиняными, кирпичными, чугунными или стальными. Выпуском последних занимался Тульский завод. Во дворцах и домах состоятельных горожан встречались изразцовые печи – настоящие произведения искусства.

В 1706 году по указу Петра Первого был изготовлен первый десяток более бюджетных изразцовых печей с голубой росписью на белом фоне. Они получили название шведских. Эти печи отличались компактными размерами и могли прогреть сразу несколько помещений. К тому же на них можно было готовить еду. «Шведки» имели несколько видов конструкций и быстро приобрели широкую популярность. В 30-е годы XVIII века чаще встречались печи с горизонтальным змеевиком дымохода, а в годы царствования Елизаветы Петровны – вертикальным (так называемые печи «с колодцами»).

Картинный зал Екатерининского дворца

Источник: https://liveinternet.com


Гений архитектора Львова

Эпоха Просвещения подарила Российской империи новые изобретения и научные труды. В 1795-м и 1799-м годах вышла работа архитектора и графика Николая Александровича Львова под названием «Русская пиростатика» в двух частях. Свое исследование ученый посвятил отопительно-вентиляционной технике.

По замыслу Львова, воздушные печи должны были не только прогревать помещение, но и проветривать его. Это было возможно благодаря специальным каналам, которые проводили воздух с улицы в комнату. «Надобно, чтоб вышедший из бабушкиной каморки в мою теплую комнату испытал над собою то ощущение, которое чувствуем мы в летний день при выходе из тесного театра на просторный воздух», – писал Николай Александрович. Благодаря печам Львова комнаты нагревались тем сильнее, чем холоднее было за дверью. Главным преимуществом изобретения было то, что в отличие от печей старого образца оно избавляло жителей дома от духоты.

Иллюстрация из работы Н.А. Львова. Чертежи воздушных печей

Источник: https://pechnik.org


Камин: роскошь или необходимость?

В богатых домах и дворцах привычные печи нередко сочетались с каминами. Последние давали тепло лишь тогда, когда в них горел огонь, и выполняли скорее роль статусных предметов. Тем не менее еще А.С. Пушкин писал, что «камин в Петербурге – никогда не лишнее». Действительно, даже небольшая помощь работающим печам в сыром и холодном климате была очень кстати.

А.С. Пушкин в Михайловском, трудится, сидя возле камина

Источник: https://lib.ru


Для поддержания в помещении постоянной температуры печи топили по два раза в сутки, но в больших залах воздух все равно не прогревался больше 15 градусов. Печи активно топили только накануне торжественных приемов и праздников. В дворцовых спальнях под одеяла закладывали закрытые жаровни-сковородки с раскаленными углями внутри – иначе подготовить постель для комфортного сна было невозможно.

В основном камины и печи в домах топили дровами – уголь считался слишком дорогим. Когда в конце XVIII века леса в окрестностях столицы значительно поредели, топливо стали возить из Финляндии и Карелии. В годы правления Николая I появились специальные чиновники («комиссары по дровяной должности»), ответственные за поставку отопительных материалов. А в самих дворцах трудились «дровотаски»: они складывали заготовки в специальные ящики и следили за наличием лопат и щипцов для каминов. Увы, рангом «дровотаски» были даже ниже истопников. Последние могли выстроить при дворе неплохую карьеру: неслучайно на гербе дворян Милютиных (среди них деятели эпохи великих реформ братья Дмитрий и Николай Алексеевичи) изображены печные вьюшки, напоминающие о предке-истопнике, служившем при Петре Великом. Кстати, истопники числились при всех дворцах – как императорских, так и великокняжеских.

Родовой герб Милютиных

Источник: https://iknigi.net


Безопасность превыше всего

Главным недостатком печного отопления оставался высокий риск пожаров, поэтому камины и дымоходы требовали пристального внимания со стороны истопников. Одной из жертв несовершенной отопительной системы стал Зимний дворец, в 1837 году пострадавший от огня настолько сильно (пожар длился 30 часов!), что восстанавливать его прошлось в течение двух лет, а убранство второго и третьего этажей было утеряно безвозвратно. Комиссия под руководством графа А.Х. Бенкендорфа в ходе расследования выяснила, что причиной пожара стал перегрев стен Малого тронного зала, прилегающего к дымоходу очага дворцовой аптеки. Необходимо было срочно решать, что теперь делать с отоплением.

В 1842–1843 годах под парадными залами восстановленного дворца поставили новые конструкции – пневматические печи инженера Н.А. Аммосова. Впервые аммосовское отопление было применено в здании Академии художеств, а затем распространилось по зажиточным домам столицы. В течение нескольких лет Николай Алексеевич обладал исключительным правом на сооружение таких печей, но в дальнейшем его система проникла за границу и получила название русской.

Аммосовские печи размещались в подвалах, а в стенах здания прокладывались каналы, различавшиеся по своему назначению на жаровые, вентиляционные и дымовые. Жаровые каналы предназначались для поступления в помещение горячего воздуха, вентиляционные – для его удаления, а дымовые – для ликвидации дыма из печных топок и каминов. Все это делало отопление куда более безопасным, но нашлись в аммосовской системе и недостатки. Жаловались люди в основном на сухость воздуха и шум (при сильном ветре и дожде в помещениях раздавался жуткий вой), однако по-настоящему серьезную проблему создавали жаровые каналы, которые перегревали стены, издавали невыносимый запах и пачкали сажей интерьеры. Н.А. Аммосов изо всех сил защищал свое изобретение и говорил, что причиной всех названных проблем являются лишь неряшливость и лень истопников.

Разгрузка барж с дровами в Петербурге

Источник: https://statehistory.ru


В 1875 году коллега Аммосова, военный инженер Г.С. Войницкий представил проект водовоздушного отопления. Его незамедлительно опробовали на небольшом участке многострадального Зимнего, а спустя 15 лет распространили на всю северо-западную часть дворца. Горячую воду подвели из котельной, а нагретый воздух по уже существовавшим жаровым каналам шел в жилые покои. Впервые появилась возможность легко влиять на температуру воздуха, регулируя силу воздушного потока или изменяя расход горячей воды, которая пропускалась по калориферам. Теперь дворцовые помещения были надежно защищены от перегрева и запаха продуктов горения.

От воздуха к воде

В середине 50-х годов XIX века российский промышленник Франц Карлович Сан-Галли создал принципиально новое для того времени обогревательное устройство (радиатор водяного отопления) и придумал для него название, знакомое каждому современному человеку, – «батарея». Первые экземпляры радиаторов производились на чугунолитейном заводе Сан-Галли и буквально завоевали Петербург, а позднее – и весь мир. Через 20 лет в столице Российской империи появилась первая в Европе квартира, имевшая отдельную систему водяного отопления. В отличие от пара, вода находится в жидком состоянии, а значит, имеет более низкую температуру. Благодаря этому, водяное отопление было справедливо расценено как более безопасное.

В конце XIX столетия в России появились дома с центральным отоплением, треть из которых полностью отказалась от использования дров. В подвалах таких домов устанавливали котел, который разогревал воду, а насос пускал ее по трубам в комнаты – примерно так работают и нынешние отопительные системы. К сожалению, позволить себе подобную роскошь могли далеко не все. Даже состоятельные горожане проводили «настоящее» отопление только в сами квартиры, а мансарды или хозяйственные помещения обогревали, как в старину, печками. И все же водная система отопления постепенно завоевывала популярность и с годами становилась все доступнее. К 1917 году не только дворцы и частные особняки, но и некоторые доходные дома в России были оснащены системами водного или парового отопления, в то время как множество городских построек и простых сельских жилищ все еще довольствовались теплом от дровяных печей. Изменить эту ситуацию попытается уже советская власть, впервые заявив в своих намерениях при обсуждении плана ГОЭЛРО.

Реклама заводов Сан-Галли, 1896 год

Источник: https://upload.wikimedia.org


Обложка: Пожар 1837 года в Зимнем дворце. Источник: https://upload.wikimedia.org


Смотрите также:

Кошки, водка, башмаки: топ-5 необычных указов российских государей

Изворотливый фельдмаршал: 10 фактов о Михаиле Кутузове

Русские варяги: на службе у византийского императора

Жареная рысь, павлины, рейнское вино... Чем потчевали на царском пиру?

«В свободное от работы время…». Чем увлекались русские цари?

histrf.ru

Вам может понравится

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о